Союз пенсионеров России "Самарское отделение"

Союз пенсионеров России

Самарское отделение

Единый номер

Тел./факс: (846) 952-34-20

Общественная приемная

ул. З. Космодемьянской, 20 Б

КОСМОНАВТОВ ОНИ ВСТРЕЧАЛИ ПЕРВЫМИ

Эвакуированный из солнечной Одессы в 1941 году в среднюю полосу паренек очень старался учиться. И сегодня, когда Яков Михайлович Сирота разменял десятый десяток своей жизни, 43 года которой отдано самолетостроению, он настоятельно советует молодым получать образование.

В 1945 году он стал студентом Свердловского политехнического института, а через пять лет был принят на должность инженера- металлурга на Авиационный завод в Куйбышеве.  На то время на заводе был серьезный объем металлургического производства. Сегодня трудно поверить, что  от самой маленькой до самой большой детали самолета делали на одном предприятии, закаляли в термическом цехе, где и начал свой профессиональный рост будущий главный металлург Куйбышевского авиационного завода.

«Мы создавали технологию производства деталей самолета, инструкции для цеха, и цех работал по ним. Каждый год мы пересматривали технологии, если нужно – дополняли. И сегодня работают по нашим технологиям», — говорит Яков Михайлович.

Пришлось Якову Сироте на своем пути встретить легендарных людей – конструкторов, летчиков, даже космонавтов. Среди них был известный конструктор Андрей Николаевич Туполев.

— Каким он был?

—  В первую очередь гениальным. Бывал у него на совещаниях в Москве много раз, когда создавали новые технологии. Туполев не просто сам был  талантлив, он открывал это в других. Спокойно-требовательный, он порой был матершинником высокого класса. Это его не портило – просто, видимо, было отдушиной. Интересно проходили совещания. Сидим, слушаем.  Он говорит, представляет нам штрихи нового самолета, а в голове уже все складывается в целое. Умел же! Тут же конструктора и технологи брались за дело. Конструкторов у него было не меньше двух тысяч.

— С кем из космонавтов вам посчастливилось встретиться?

— С очень многими.  Все они после полета прилетали на наш заводской аэродром. Их встречали руководители завода, представители спецслужб и потом работники завода. По радио передавали, что можно встретить космонавта. Не говорили — какого, знало только высокое начальство, но как-то само собой узнавалось. Мы были первыми  обычными людьми, с кем встречались наши космонавты после полета, поэтому радовались все.

Первым стал Гагарин.  Юрий Алексеевич был таким, каким его и представляют наши СМИ – улыбчивым, живым и отзывчивым. Он со всеми здоровался, всем пожимал руки. Так вышло, что мне не пожал

. Я был расстроен. Зато потом меня не пропустил ни один космонавт. Особенно запомнилась Терешкова. Красивая очень. Быковский. Он был третьим. Они сходили с трапа уже причесанные, в полулётной форме – их за ночь, видимо,  успевали приодеть  и привести в себя.  У нас с заводом «Прогресс» аэродром был общим. Разделяли нас забор и ворота. Прогрессовцы тоже приходили встречать космонавтов. Между нами открывались ворота, и набиралась примерно тысяча человек. Потом космонавтов везли отдыхать на Первую просеку.

— А что вы можете рассказать о Лунной программе?

— Лунная программа выполнялась «Прогрессом». Они делали первую и вторую ступень ракеты. Сама ракета была огромных размеров. Наверное, 50 метров в диаметре первая, и вторая ступень – 20метров.

Нашему заводу поручили делать третью ступень – самую сложную, между прочим, которая и должна была подлететь к Луне и из нее уже должен выходить лунный модуль (луноход).  Все, конечно было очень засекречено. Конструкторов отгородили, все, что касалось третьей ступени, очень охранялось . Я  знал об этом, потому что был уже заместителем главного металлурга завода. Это, естественно, вел Туполев. Началось все где-то в 1964 году, а закончилось в 1974.

— Почему закончилась «Лунная программа»?

— Ну, по нашим сведениям, это была огромная трата денег. Забирались средства отовсюду. Еще , по нашим сведениям, случилась катастрофа одного модуля. Не знаем, что там случилось, но  она взорвалась. Ракета, которая готова была прилуниться. Мы делали несколько вариантов модулей. Что-то около 10 штук. Взорвалась то ли вторая, то ли третья ракета. После этого пришла команда потихоньку прекращать программу.

Нельзя не сказать, что параллельно этим же занимались американцы, а они, как оказалось, Луну посетили первыми. Амбиций поубавились. Интерес притих. Хотя нам говорили, что все будет продолжаться, что на Луну посадим лучшую ракету, но   все пошло прахом.

Последние шесть лет я был главным металлургом завода. Очень горжусь, что создавал самый надежный самолет – ТУ-154. При директоре Земце мы «разогнались»  от 1 до 7 самолетов в месяц. Огромный лайнер на 160 пассажиров. Сделали мы примерно 980 «Тушек». Были еще разные модификации Ту-154.  Мы делали даже противолодочный самолет на этой конструкции. Транспортный, заправщик, санитарный и многие другие.

Семья тоже была при заводе. Жена – экономист, дочь в лаборатории. Сын  проработал три года, и время отправило его в свободное плавание. Перестройка все погубила. 28 тысяч человек на заводе – это целый город и  сегодня две с небольшим – так, пару домов.

Сегодня Яков Михайлович Сирота живет в частном доме. Большие чистые комнаты. Красивая советская мебель. Много книг. Компьютер, которым он легко владеет и фотография самолета на стене. Очень хочется, чтобы то, о чем он рассказал нам сегодня, стало не только причиной для гордости, но  и поводом, мотивацией нашей молодежи для дел великих, настоящих, способных не просто вывести нас в ряды первых, а позволить жить  в надежде и радости.